Мнения по темам

«Останется только «Леруа Мерлен» и несколько интернет-магазинов»
25.2.19 11:08 (207 просмотров)

Российский рынок DIY меняется на глазах: вчерашние лидеры закрывают магазины, уходят в прошлое привычные форматы, стремительно растут объемы интернет-продаж. И это только начало, уверен управляющий партнер сети «220 вольт» Алексей Федоров. О будущем строительного ритейла он рассказал в эксклюзивном интервью Ради Дома PRO.

Какие изменения произошли в российском e-commerce за последние пару лет? Что ждет нас впереди?

В России за последние полтора года рынок e-commerce изменился полностью. Еще пять лет назад он был рынком маргиналов – небольших компаний, собственники которых сами могли развозить товары, как это иногда делаю я. А потом, три года назад, пришел черед DNS с «М.Видео» и «Ситилинк». Эти ребята пришли из настоящего оффлайнового ритейла с очень большими деньгами. Обороты компаний, которые вступали на этот рынок, исчислялись сотнями миллиардов рублей. Дошло до того, что «М.Видео» начал строительство собственного маркетплейса, что ни одна обычная компания позволить себе не могла.

А полтора года назад произошел новый скачок – приход государства в интернет-торговлю. Появился крупный игрок от государства – Алишер Усманов. И это уже совсем другой ландшафт, другая экосистема. Возьмем, например, Mail.ru Group, которая делает сейчас, возможно, самый интересный и технологически сложный кейс в рунете. Я имею в виду Pandao. Они начинали с 300 тыс. товаров, еще несколько месяцев назад их был миллион, а сейчас стало 20 млн. Это самый быстрый взлет по товарной массе. У них очень быстрая доставка, отличная логистика. Они, я уверен, через год-полтора будут больше, чем AliExpress по количеству посылок. Во всяком случае, в том сегменте, который стоит больше 5 долларов.

«Почта России» за 60 млрд. руб. строит фулфилмент. То есть все поняли, что в e-commerce главное логистика. И государство, у которого денег очень много, будет главным бенефициаром этой самой логистики. Потому что никакая маленькая компания не сможет противостоять тому, у кого сотни тысяч квадратных метров складов.

Какое место в этой структуре занимает сегмент DIY?

Сейчас около 10%, если не брать во внимание Hard DIY. Если с ним, тогда все сложнее. Потому что Hard DIY – это всегда пикап, кроме, возможно, «Петровича». Когда это пикап, очень сложно понять, где интернет-заказ, а где нет. Мы же не говорим с вами о продажах колл-центров. Когда мы говорим о «Петровиче», наверное, у них Hard DIY – это интернет-заказы. Но больше ни у кого. Ни одна компания в России не может похвастаться тем, что у нее бетонит и асбест заказывают через интернет много. А в принципе интернет, как средство коммуникации, занимает во всем остальном DIY, кроме харда, не менее 10%. Вы же видите, что Leroy Merlin в интернете взлетел просто колоссально. Российский Leroy Merlin занимает 10-е место в мире в категории home&garden по трафику. «220 вольт» сейчас занимает 22-е место в мире. Российский OBI примерно на 16-17-м месте в мире. Скорость развития интернет-торговли в России – выше, чем в США, хотя пока ниже, чем в Китае. И есть шанс, что года через два в DIY мы дорастем до 25%.

Что будет на этом фоне с оффлайн?

Оффлайн «загибается» с дикой скоростью, это всем понятно. Те, кто не стал точками забора товаров, погибнут, они никому не нужны.

Как же? У «Леруа Мерлен» много физических магазинов и сворачивать их они не собираются.

Их много, потому что они помогают популяризировать «Леруа Мерлен» в интернете. Всё-таки сначала физика, а потом клиент приходит в интернет, когда он этой точке доверяет. Да и «Леруа Мерлен», уверяю вас, через пару лет придет к тому, что у ее будут одни dark stores. Ок, может, через пять лет. Кто поедет выбирать плитку или обои в физический магазин, когда найдут способ правильно показать эту плитку и обои в интернете? А еще лучше, чтобы мы нажали кнопку – и наша комната оказалась бы вся в тех обоях и той плитке, которые мы собираемся купить. А еще лучше, чтобы мы нажали кнопку – пришли через два дня, а рабочие уже все сделали. А если сделали плохо или цвет оказался не тот, то все сделали бы заново. И всё это за счет «Леруа Мерлен».

И когда это случится, по-вашему?

Пять лет максимум. Сейчас мы все пользуемся смартфонами, о которых мы пять лет назад не могли мечтать. А десять лет назад такой штуки в принципе не существовало. Мне кажется, через пять лет «нажми кнопку – получи готовый ремонт в квартире» будет как само собой разумеющееся.

На российском DIY-рынке продолжается консолидация. Ушли Castorama, «К-Раута». Чего ждать дальше?

Никого не будет. Останется только «Леруа Мерлен» и несколько интернет-магазинов.

А «Петрович»?

А «Петрович» купят, конечно. Ведь для «Петровича» абсолютно логичный следующий шаг – найти стратегического инвестора или просто какой-то финансовый фонд. Другое дело, что «Петрович» сейчас to big to be sold. И это проблема. В России опасно быть большими, «Тарас Бульба», «Красное&Белое» тому примеры. Я думаю, что «Петрович» сейчас с удовольствием кому-нибудь бы продался. Если бы не Крым, то, конечно, какой-нибудь западный инвестор давно вошел бы в капитал компании. Но западных инвесторов сейчас в России нет. А «Леруа» надеется построить такую же структуру самостоятельно. Ну, вы знаете, что Владимир Самохвалов, бывший коммерческий директор «Петровича», работает в «Леруа» уже несколько лет. Естественно, он там не просто так, а строит такую же структуру, как в «Петровиче» с продажами b2b.

То есть купит их не «Леруа»?

Я не очень понимаю, зачем «Петрович» «Леруа». Формат совершенно другой. Технология совершенно понятна. У «Леруа» просто сейчас руки не доходят заняться серьезно b2pc (business to professional customer) сегментом. Как только дойдут, я думаю, «Петровичу» станет тяжелее. Кроме питерского рынка, где «Петрович», конечно, силен. Там их на несколько лет еще хватит. Ну, и потом – в Петербурге еще не до конца открылись «Леруа» на месте «К-Раута».

Кто следующий уйдет с российского рынка?

Мне кажется, следующими будут средние региональные компании. Все, кто не зашел в интернет, вообще обречены. Рынки закрываются с дикой скоростью, в том числе, и в Москве. Потребитель очень избалован. И больше всего по рынкам бьет «Леруа» и интернет-торговля.

Как в этой непростой ситуации обстоят дела у «220 вольт»? Когда вы начнете доставлять электроинструмент из Китая?

Вы знаете, что мы арендовали в индустриальном парке «ПЛТ – Северное Шереметьево» склад площадью 26 тыс. кв. м. Товары из Китая будут приезжать на этот склад, консолидироваться и разъезжаться по нашим клиентам. Мы запустили российскую логистику, вложили очень много денег в строительство, сделали лучший, как мы считаем, терминал в отрасли и, я надеюсь, со второй половины 2019 года туда начнут заходить китайские товары. Мы рассчитываем, что в общем ассортименте «220 вольт» китайские товары займут 10-12%.

Что с оффлайном? Сколько у вас сейчас магазинов?

У нас около 250 магазинов по России, из них только два собственных. Мы полностью сменили модель – все магазины работают по франшизе. Мы сосредоточились на логистике и интернете – это две вещи, которые мы делаем хорошо. Мы видим, что, к счастью, в интернете потребителю не так важна самая низкая цена, как отношение к нему, персонализация. Мы видим, что важна не скорость доставки, а важно не обмануть клиента, важно привезти в тот день и час, которые он сам назначил. А если вдруг у нас что-то не получается, очень важно позвонить ему и сказать об этом. А не ждать, когда клиент позвонит нам. Вот из таких мелочей строится вся интернет-торговля. И здесь, мне кажется, мы сильнее, чем огромные монстры, для которых важен поток заказов, а клиент где-то сбоку. Мы такой немножко бутик.

Вы сказали, что в результате консолидации рынка и развитию e-commerce останется только «Леруа Мерлен». А что будет с «220 вольт»? Вы тоже кому-то продадитесь?

Плох тот коммерсант, который не хочет монетизировать собственный бизнес. Но сейчас российский рынок такой, что говорить о продаже компании – это очень опрометчиво. Мне кажется, что стоит подождать два-три года. Мы все живем надеждой, что санкции когда-нибудь закончатся. Но пока они не закончились, мы просто каждый день очень хорошо работаем.

У вас еще есть общественная нагрузка. Недавно вы покинули АКИТ и возглавили созданную вами DIY-ассоциацию. Почему ушли из АКИТ?

С АКИТ все просто: я с января 2018 года размышлял на тему, зачем я занимаюсь какой-то ерундой. Я изучал вопросы интернет-торговли ювелирными украшениями, алкоголем, лекарствами. Это все, конечно, очень забавно, но не имеет ко мне и моему бизнесу никакого отношения. К тому же в АКИТе я работал всегда абсолютно бесплатно. Ездил три раза в неделю в Москву. И так на протяжении трех лет. Честно говоря, это изматывает. А у меня вообще-то есть семья и основное место работы. Забавно походить в администрацию президента, поразговаривать с министерствами и ведомствами, понять, как это работает. Но что дальше? Полгода я со всеми консультировался и принял решение прекратить эту деятельность. И сейчас понятно, что я принял правильное решение.

DIY-ассоциация – это что-то совсем другое?

DIY-ассоциация – очень понятная, прикладная история. Есть куча несправедливостей, нестыковок в нашем законодательстве по DIY. Есть масса странных историй, о которых потребитель не знает. Например, вы знаете, что до 40% цемента, продаваемого в России, – это фальсификат? На пакете написано, что он одной марки, а он совершенно другой. На пакете написано имя известного бренда, а на самом деле это подделка. Например, вы знаете, что в этом году впервые всем фирмам, импортирующим DIY-товары из-за рубежа, прилетели «письма счастья» от Росприроднадзора? Был введен экологический сбор. В 2018 году в первый раз необходимо было платить экологический сбор либо утилизировать бытовые товары, в том числе, электроинструменты. До 5% всего импортированного инструмента ты должен утилизировать или заплатить за него экологический сбор. И каждому большому импортеру прилетело по нескольку миллионов рублей. Это первый звоночек, потому что за 2018 год уже не 5, а 10% нужно утилизировать официально или заплатить. А в 2019 году до 15%. И всё это делается задним числом, и таких историй в DIY очень много.

Источник: www.radidomapro.ru